Сказка о трех именах

Сказка о трех именах

Истории пряничного города

В пряничном городке наступила зима. Одним ранним утром неожиданно пошёл снег. Мягкий, пушистый, он нежно укутал замёрзшие, бесстыже обнажившиеся деревья, спрятал норки лесных жителей, которые жили на окраине городка, и укрыл тёплой периной крыши маленьких карамельных домов.

В одном из таких домиков жили две капризные девочки. Каждый их день начинался с какой-нибудь жалобы:

— Ой, ну что же такое!! Опять это солнце!! Опять мой носик обгорит!

— Как!??! Сегодня дождь!!! Я опять промокну насквозь!

— Ну, вот. Зима пришла. Липкий и противный снег снова будет лезть за шиворот, и кусать мою нежную шейку.

Снег слушал их жалобы, улыбался про себя и продолжал идти, засыпая землю мягким белым ковром. Ему в принципе было все равно где идти, но ему, почему-то, нравилось идти именно над пряничным городком, идти неспешно и мягко — также мягко и неслышно, как кошка, крадущаяся за мышкой. За свою вечную жизнь он слышал много жалоб, стонов и криков. Они не трогали его. Он просто шел, шел там, где ему нравилось идти.

Жители городка проснулись этим утром от прикосновения морозного воздуха, который врывался в распахнутые окна (ведь им нечего было скрывать) и пьянил запахом свободы. Они выбегали на улицу в ночнушках и пижамах, задирали головы вверх, смеялись, ловили ресничками невесомые снежинки и кружились-кружились…

И только две девочки остались сидеть в своём сером неприметном домике. Снег был равнодушен к стонам, но ему нравилось, когда им восторгалось. И не нравилось, когда его игнорировали. Это он не любил больше всего в своей вечной жизни. Он заметил, что только из одного дома никто не вышел, хотя в окнах горел свет, и Он стал идти только над этим домом, за несколько минут он засыпал дом до крыш, а еще через несколько минут над домом возвышался огромный курган снега. А потом снег вернулся и продолжил идти над городом, даря радость его обитателям.

Девочки за жалобами даже и не заметили, как в их домике вдруг стало темно. Они сидели на полу  друг к другу спиной и вели странный диалог:

— И почему я такая несчастная. Вон, у других всё есть, а у меня нет ничего. Даже самой маленькой карамельки…и то нет.

— Что там карамелька! Я вчера порвала последнее платьице!

— Подумаешь, платьице! Я вчера выглянула за дверь, а мне тут же на голову упала кедровая шишка! Всё, больше ни шагу за дверь!

Снег уже давно ушел из города, а они все сидели и плакали в своем маленьком засыпанном домике. Вот прошел день и девочкам захотелось есть, но еда закончилась. И они решили пойти в магазин. После долгих споров, криков и стонов кинули жребий, и выпало идти старшей. Она похныкала напоследок, одела две шубки, теплую-теплую шапку и подошла к двери. Потянув ручку на себя, она попятилась, когда в дверь стал сыпаться снег. Она попробовала закрыть дверь, но снег сыпался быстро, и скоро половина избы была уже засыпана белым свежим снегом. Девочка стояла в недоумении посреди комнаты с пирамидкой снега на голове. Он начал быстро таять, и вот, уже холодные струйки побежали по щекам. Младшенькая залилась смехом. Искренним, звонким, как весенняя капель. Она каталась по полу, дрыгая ножками, её русые волосы подметали многолетнюю пыль, обнажая яркие (никто уже и не помнил, кто их вообще расстелил) половички.

И вдру из-под половичка выглянула серая узкая мордашка с длиннющими усами. В тёмных бусинках читалось удивление: В этом доме впервые слышался смех. Серый Мышь (а это был именно он) какое-то время слушал смех девочки, а потом засмеялся сам. Смеялся он довольно странно, и его смех был очень не похож на девичий. Девочки заметили его. Старшая завизжала и отпрыгнула в другой конце комнаты. Не растаявший снег свалился с ее головы и рассыпался по полу. А младшая сначала удивилась, а потом обрадовалась ему. Она протянула к нему ладошки. Серый Мышь испугался, но потом он вдохнул запах девочки — в нем не было угрозы, он подошел поближе и дал взять себя в руки.

-Ты кто? – спросила девочка.

-Я Серый Мышь. Вот, уже два года, как я поселился в вашем домике. Но сегодня я хочу уйти. В нём стало слишком темно. Раньше я любовался красками природы через окно, а теперь и этого нет , — он грустно вздохнул, и бусинки заблестели ещё ярче. — А как тебя зовут? – спохватился Серый Мышь.

— Меня…Девочка!

— Как же так. Неужели у тебя нет имени?

Тут старшенькая выступила вперёд:

— Нет! Она всё врёт! Это меня зовут Девочка! — И малютки тут же со слезами на глазах вцепились друг другу в волосы. Серый Мышь, напуганный, забился в уголочек.

Через какое-то время девочки успокоились и затихли. Мышь прочистил горло и сказал:

— Давайте выберемся отсюда, и может, сможем расчистить снег.

Девочки недоверчиво посмотрели на него, но деваться было некуда. Если весь снег растаял бы, они просто утонули бы в своем карамельном домике. Серый Мышь опять прочистил горло (когда он разговаривал с людьми, он всегда волновался) и сказал:

— Я сейчас выберусь на улицу через подвал и осмотрюсь. Может, смогу позвать кого-то на помощь. Ждите меня здесь.

И исчез под половичком. Девочки надели все шубки, которые были, прижались друг к дружке и стали ждать. Прошло минут пять. Девочкам наскучило ожидание, и старшенькая стала бубнить себе под нос, который уже начал чихать:

— И почему это мы должны слушать какого-то Мыша.…И вообще, как он посмел поселиться в нашем домике без нашего разрешения!

А младшенькая в это время задумчиво смотрела  на покачивающуюся пыльную лампочку, которая давала очень тусклый свет. И в её маленькую русую головку неожиданно закралась мысль, робко так постучалась, приоткрыла створку Разума, вежливо извиняясь, бочком-бочком, просочилась и крепко уселась на месте.

Девочка удивлённо повернулась к Старшей и сказала дрожащим голоском:

— Мама дорогая,…а как же мы жили всё это время без имён? Ведь у всего в этом мире есть имя. Вон, то дерево – она указала пальчиком на просвет в окошке, – называется Нежная Берёзка. А вон то – Могучий Дуб. А птичку, которая сидит на ветке Дуба – Синичка. А у нас с тобой нет имён. Мы просто девочки…

Старшая задумалась. Эта мысль никогда не приходила ей в голову.

— Вот, у нас еще и имен нет. Как же нам жить теперь? — начала снова хныкать она.

— Помолчи, пожалуйста! — строго сказала младшая.

Старшая перестала хныкать и удивленно посмотрела на младшую — та еще никогда с ней так не разговаривала.

— Давай выберем себе имена!

— Давай. — Покорно согласилась старшая.

Девочки задумались. Они думали и думали, и ничего не приходило в их маленькие головы. И тут, как раз вернулся Серый Мышь.

— Идёмте! Я нашёл помощников! Рыжая Белочка, Шустрый Зайка и два брата Эрик и Эмиль быстро помогут нам расчистить Ваш домик! – он цеплялся за их босые ноги хвостиком и пытался сдвинуть с места.

— Ну, идёмте же!

А девочки вдруг погрустнели. Они одни были безымянные.

— Мышь, придумай нам имена! Как же мы выйдем из домика. Как же мы будем знакомиться с новыми друзьями?

Серый Мышь задумался.…Как же так могло получиться? Ведь всё-всё имеет своё имя, наверное, только Безымянный пальчик на руках у людей остался без названия.…Хотя, с другой стороны, Безымянный – это же тоже имя? – Рассуждал про себя Мышь (у него тоже были маленькие пальчики, но он не знал, также ли они называются, или как-то по-мышински).

Он почесал лапкой спинку и уверенно заявил:

-Тебя – указывая на старшую, — будут звать Адель, а тебя – потеревшись носом о тоненькую девичью ножку младшей, — Амелия.

Адель и Амелия рассмеялись, в их глазах отразилось тепло и доброта, они смело шагнули к сугробам снега, что завалил вход в их домик, и начали загребать его маленькими ладошками и выбрасывать за окно, которое к тому времени расчистили их новые друзья. Целый час они трудились в поте лица. Им пришлось сбросить все свои шубки, потому что стало очень жарко. И когда они, наконец, выбрались из домика, все вместе издали возглас радости. Они принялись скакать, танцевать и обниматься. Потом быстро расчистили дом от остатков снега и воды. Девочки стояли на пороге и их новые друзья стояли перед ними, уставшие и радостные.

— А давайте пить чай с плюшками! — крикнули они почти хором.

— Ура! — подхватили все остальные. И побежали разжигать огонь и заваривать чай.

А Адель и Амелия смотрели в небо и не понимали, как они могли жить всё это время в одиночестве, с жалостью к себе, без друзей, без света, без этого чудного смеха. Их щёчки розовели, чёлки заигрывали с морозным ветерком, Эрик и Эмиль кидались в девочек снежками. Они смеялись, уворачивались. Вдруг Адель замерла, крепко зажмурилась и тихо прошептала:

-Какой чудесный день! Какой замечательный снег! Мягкий, пушистый! И совсем не холодный!

Снег вернулся в свой любимый город. Он снова шел, мягко и неслышно, но люди услышали его, снова выбегали на улицу, и подставляли руки и открытые рты падавшим снежинкам, танцевали и смеялись. И девочки с друзьями тоже бегали по улице, прыгали и смеялись. Если бы Снег мог улыбаться, он бы, наверное, улыбнулся. Но он не умел. Поэтому он прошел через город так, что на всех деревьях и домах, на дорожках и газонах появилось много-много маленьких сердец из снежинок. С тех пор пряничный город стали называть Городом тысячи сердец. А Адель и Амелия с тех пор жили там счастливо вместе со своими друзьями.

Комментарии:

Оставить комментарий

Загрузка...