Как здорово вернуться

Как здорово вернуться

На планете наступила весна. Огромное яркое солнце щедро заливало замерзшую за долгую зиму землю, отогревая ее и возвращая к жизни. Набухали почки на деревьях, молодая трава робко пробивалась навстречу солнцу. Зацвели первые весенние цветы,  и воздух наполнился их благоуханием. Маленький горизонтальный гладкий кусок скалы посреди огромного цветущего луга был обожжен и изъеден пламенем дюз садившихся и взлетавших кораблей.

В первый день марта (по земному исчислению) три человека в потрепанных выцветших костюмах астронавтов сидели рядом со скалой вокруг разожженного костра. Один из них, старик с пронзительным взглядом ярко-голубых глаз и впечатляющих размеров седой шевелюрой, сидел на корточках, протянув руки к огню, и молча разглядывал танцующее пламя костра, а двое других – высокий темноглазый брюнет и низенький, но крепко сбитый сероглазый блондин (обоим на вид лет по сорок), удобно устроившись на траве, вели оживленный разговор.

— Как ты думаешь, Джон, корабль прилетит за нами сегодня? – с некоторым сомнением в голосе спросил брюнет.

— Конечно, Боб – уверенно ответил сероглазый.

— Ты уверен в этом?

— Он должен прийти! – убежденно сказал  Джон.

— Это было бы просто здорово! – мечтательно заметил Боб. Они немного помолчали.

— Скажи, Джон, а что ты будешь делать, когда вернешься на Землю? – снова задал вопрос Боб.

— Я еще не думал об этом. Все как то было не до этого, знаешь ли. Просто не было времени.

— Ну, так подумай сейчас! Джон задумался. После некоторой паузы он сказал:

— Ну, во-первых, я сразу поеду домой, на свою ферму в Миннесоте. Моя женушка, Минни, уже заждалась меня, бедная. Она приготовит мне вкусный обед: жареная индейка под соусом, тушеные овощи в горшочках, клубничный торт и много — много черного кофе. И, конечно, мороженое. Ты любишь мороженое, Боб?

— Ага, люблю.

— А какое?

— Ну … клубничное, с миндалем, с арахисом и еще вишневое.

— Я тоже обожаю вишневое, а еще шоколадное. Но вишневое — вне конкуренции. Ну, так вот, Минни мне сделает много-много вишневого мороженого, целое ведро.

— Ну, хватит заливать! Ведро мороженого! Ха! – засмеялся  Боб.

— Ну, совсем маленькое ведро. Скорее даже ведерко, килограмма на полтора. Больше я просто не съем.

— Ну, это другое дело. А то ведро! Ха! И что, ты один съешь столько еды, Джон?

— Нет, конечно. Обязательно придут дочки – старшая, Дженни, она недавно перешла в колледж, хочет быть врачом, красивая, жизнерадостная – просто чудо! Я ее обожаю. Потом младшая – Кэрол, вернется из школы. Она у меня просто умница – с гордостью сказал Джон.

— Ну а что потом?

— Потом мы все – я, Минни, Дженни и Кэрол, сядем за  большой стол и съедим все, что приготовила Минни, все до последней крошки – моя Минни замечательно готовит. После обеда мы все сядем смотреть телевизор. А в полночь мы с Минни заберемся на крышу и будем смотреть на звезды, а я буду рассказывать ей, где я был, что видел. Она любит слушать мои истории.

— А потом?

— Потом мы пойдем спать. Вот и все.

— Да, здорово ты все это придумал, Джон – восхищенно признал Боб.

— А ты что будешь делать в свой первый день, Боб – в свою очередь поинтересовался Джон.

-Я поеду домой, в свой маленький домик на Лонг-Айленде, оставлю там вещи, а потом завалюсь в бар «Три короны». Старина Джек страсть как обрадуется. Вот уж я напьюсь! Целую бутылку «Джонни Уокера» выпью, честное слово!

— А как же жена, дети?

— Ты что, Джо, с Луны свалился, что ли? – удивился Боб. – Я же холостяк со стажем.

— Ой, извини, Боб, я забыл. Все время вылетает из головы. Так, значит, ты напьешься, а дальше что?

— А дальше я пойду гулять по Лонг-Айленду, там так здорово ночью. Буду гулять, и смотреть на звезды. Они ведь так красивы, правда, Боб?

— Правда.

— А наутро я вернусь в свой уютный домик и завалюсь спать. Просплю не меньше суток, ей богу. Высплюсь, как следует, за все эти пять лет – мечтательно произнес Боб.

— А ты думал над тем, какими будут твои первые слова, когда ты вернешься? – спросил Джон.

— Что ты имеешь в виду?

— Ну, смотри: корабль садится, ты выходишь – вокруг полно репортеров, киношников, кто-нибудь из Вашингтона приедет, может, даже сам Президент.

— Ну, ты хватил!  Президент! Разбежался! – недоверчиво хмыкнул Боб.

— Ну, может, и не Президент, но кто-нибудь большой и важный точно приедет. И вот ты выходишь, они все смотрят на тебя, а ты им и говоришь …

— Как здорово вернуться! – неожиданно воскликнул Боб.

— Что? – переспросил Джон.

— Я им скажу: “Как здорово вернуться!”

— Ух ты! Это ты классно придумал. Надо будет и мне какую-нибудь фразочку сочинить.

— Еще успеешь сочинить, времени-то много – успокоил его Боб.

— Да, времени хватит. Кстати, а ты не помнишь, во сколько придет корабль? Боб, прищурившись, посмотрел на солнце, висевшее прямо над ними.

— Через полчаса, может, немного раньше.

— Смотри-ка, как быстро время летит! – удивленно воскликнул Джон. — Ты хоть все взял, ничего не забыл? – вдруг встревожился он.

— Успокойся, Джо, все я взял, смотри, сколько вещей. – Боб кивнул на три туго набитых сумки, лежавшие рядом.

— Ну, вот и здорово! А то у меня память дырявая, ты же знаешь.

— Знаю – согласился Боб.

Они замолчали. Прохладный весенний ветерок обвеивал их лица; высоко в небе слышалось пение птиц, метрах в двухстах от них антилопа вышла из леса, постояла немного, и чего-то, испугавшись, юркнула обратно.

— А не жалко будет улетать отсюда? – неожиданно спросил Боб.  Ведь тут такая красотища, ты только посмотри – он широко раскинул руки и рассмеялся.

— Я весь год думал об этом, Боб – грустно ответил Джон. – Жалко, конечно, бросать все это. Тут так спокойно, никаких войн, революций …

— преступников – добавил Боб

— … полицейских …

— … дорожных пробок …

— … этой чертовой рекламы по телевизору …

— … правительства …

— … надоевших до чертиков соседей …

—  Да, много чего здесь нет. Но зато есть густой лес …

— … и чистое небо без самолетов …

— … свежий воздух …

— … птицы …

— … и антилопы …

— … чистые озера …

— … и реки …

— … голубое море …

— … и звезды …

—  Звезды есть и на Земле – заметил Джон

—  Но здесь они более красивы. И здесь они ближе.

—  Да, здесь они действительно ближе – задумчиво сказал Джон.

—  Послушай, Джо, а может быть, останемся здесь еще на год? – с плохо скрываемой надеждой в голосе спросил Боб.

—  Еще на год? А как же Минни и дочки?

— Да не пропадут они без тебя!  — убежденно сказал Боб.

В этот момент маленькая темная точка появилась высоко в небе, никем не замеченная.

— Они эти пять лет прожили, еще годик переждут!

— Ты думаешь?

— Конечно ! – воскликнул Боб. – Решайся! А то потом жалеть будешь!

Темная точка приближалась, быстро увеличиваясь в размерах. Никто не видел ее.

— А знаешь, ты, наверное, прав, Боб – задумчиво сказал Джон.

— Я и сам думал об этом. Сколько незаконченных дел осталось – пристройку к дому доделать, запруду на речке укрепить, а то бобры ее совсем испортили …

— Ну, так не будем терять времени! Пойдем, отпразднуем это решение! У меня еще немного пива припасено, сам ведь делаю, еще почище «Будвайзера» будет – хвастливо заявил Боб.

— Ну, не заливай!

— Чтоб мне провалиться на этом месте, если вру!

— Давай только у капитана спросим.  Капитан, Боб предлагает остаться здесь еще на годик. Вы как, согласны?

Старик, не проронивший за это время ни единого слова, кивнул, не отводя глаз от танцующих язычков пламени.

— Ну, так пойдем, а то пиво скиснет – засуетился обрадованный Боб.

Они загасили костер и, взвалив сумки на плечи, быстро зашагали к чернеющем у вдали лесу. Корабль приземлился на скале. Открылся внешний шлюз, опустился трап и из корабля вышли два человека, один постарше, другой помоложе.

— Ну, вот они и на этот раз не решились – пробормотал капитан, провожая взглядом удаляющиеся фигуры.

— Это те самые легендарные капитан Гарри Лиггерт, астрофизик Джон Торрелло и врач Роберт Мэнсон? – спросил его молодой помощник.

— Они самые. Пятнадцать лет назад их корабль потерпел катастрофу в этом Богом забытом месте. Уже тринадцать лет подряд я привожу им припасы и одежду, и каждый раз надеюсь, что они все-таки решатся вернуться. И каждый раз я вижу их исчезающих вдали. Он с грустью посмотрел им вслед.

— А почему они не решаются вернуться, капитан?

— Наверное, они боятся.

— Чего боятся?

— Боятся вернуться домой – тихо ответил капитан.

— Ладно, Майкл, выгружайте побыстрее припасы, и мы улетаем отсюда. И уберите все приборы со стола.

— Да, сэр. Астронавт исчез внутри корабля. Фигурки людей были уже едва заметны, просто темные точки на горизонте. Он долго смотрел им вслед, пока они не  исчезли совсем, а потом прошептал: «Это мой последний рейс перед уходом на пенсию. Так что, прощайте, Гарри, Джо, Боб. Удачи вам, парни».

На глазах капитана блеснули слезы. Он сердито смахнул их и, поднявшись по трапу, вошел внутрь корабля. Через десять минут пламя из корабельных дюз оплавило многострадальный камень, и корабль стал удаляться, постепенно превращаясь в черную точку, которая с каждой секундой становилась все меньше и меньше, пока не исчезла совсем.

Три человека в истрепанных выцветших костюмах астронавтов не видели всего этого – они, улыбаясь, шли через цветущий луг, возвращаясь, домой.

Но на следующий год мы обязательно улетим, правда, Боб?

Конечно, Джо. Больше никаких отсрочек.

Ну, вот и отлично! Скажи мне еще раз эту твою фразочку – попросил Джон.

Как здорово вернуться!

Да, точно. Обязательно придумаю что-нибудь свое. Но и это классно звучит: как здорово вернуться! Как здорово вернуться! Как здорово вернуться!

Комментарии:

Оставить комментарий

Загрузка...